?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(об одной интересной разновидности пломб,
не похожей на пломбу)




Фото5_Форма.jpg
Подавляющее большинство пломб (торговые, почтовые, таможенные, транспортные) до последнего времени было сделано полностью из свинца. Однако существует особый тип пломб (размером от двух до трех сантиметров), непохожий на все остальные - как по составу, так и по способу крепления, а большей частью - и по форме. Известны такие пломбы с 1891 по 1917 и с 1924 по 1929 годы. Подавляющая часть пломб первого периода (более 30 штук) представляет Москву, меньше - Санкт-Петербург, и совсем немного таких пломб выпущены в других городах.

Во-первых, в отличие от обычных пломб, которые привешивались к пломбируемому объекту на нитке, бечевке или проволоке, здесь свинец служит не столько материалом для выдавливания надписей (в данном случае это обычно герб города – фото 1), сколько собственно для крепежа. На фото 2 видно, как свинцовая клепка скрепляет две части пломбы (передняя часть - с надписью, задняя - в виде круглой металлической шайбы), но размеры этой клепки могли быть и совсем маленькими (см. фото 3), т.е. крепилась пломба к разнообразным предметам. Такой способ крепежа (с помощью мягкого свинца) явно принуждал к более бережному обращению с предметом, на который налагалась пломба. Причем крепиться она могла к разным материалам (на фото 3 на левой пломбе видны остатки синей ткани, на правой - справа задняя крепежная шайба, а слева и снизу - остатки металла, а на нижней пломбе – обрывок кожи).

Фото 1. Герб Москвы на пломбе 1908 г. Фото 2. Полный вид пломбы с крепежом (сбоку) Фото 3. Примеры пломб с остатками материалов, к которым крепились
Фото 1. Герб Москвы на пломбе 1908 г.
Фото 2. Полный вид пломбы с крепежом (сбоку).
Фото 3. Примеры пломб с остатками материалов, к которым крепились: а) ткань, б) металл, в) кожа.

Во-вторых, на всех дореволюционных пломбах такого типа, за исключением самых ранних, присутствует слово «Управа» (часто сокращенное до «УПР.»). На пломбах из Санкт-Петербурга до 1900 года включительно на металлической части пломбы к тому же размещался герб города, а начиная с 1901-1902 года - дополнительная надпись «ОСМОТРЕНО» (фото 4). Это показывает нам, что данные пломбы были не частными, но, напротив, крепились на что-то, что регулировала местная (городская) власть.
В-третьих, хотя в 1890-ых годах большинство таких пломб круглые, позже их форма весьма разнится год от года (фото 5). Это явно сделано для того, чтобы по одному взгляду на них можно было определить, соответствуют ли они некоему установленному образцу.

Фото 4. Пломбы СПБ с гербом города и с надписью Осмотрено Фото 5. Некоторые формы пломб

Фото 4. Пломбы СПБ с гербом города и с надписью "Осмотрено".
Фото 5. Некоторые формы пломб.

И наконец, в-четвертых – пломбы аналогичного типа советских времен еще приоткрывают нам свое назначение. Такие надписи как «Ленинградская губерн. инспекция местного транспорта» или «Трансп[ортный] отд[ел] МКХ» (фото 6)  явно говорят о том, что пломбы эти крепились к неким транспортным средствам. Кстати, надпись «МКХ»  - отдел Московского Коммунального Хозяйства в Моссовете - встречается также и на номерах извозчиков (фото 7). Более того, на одной из пломб появляется надпись «Сани».

Фото6_Легенды.jpg

Фото 6. Примеры пломб с упоминанием транспорта в легенде.



Фото 7. Номер московского извозчика с надписью "МКХ".

Если обратиться к изданным в 1927 году «Правилам движения по городу Москве», то мы увидим, что к ним прилагается Инструкция «О порядке выдачи разрешений на право управления экипажами гужетранспорта (конными) и об осмотре такового», регулирующая «Осмотр легковых экипажей (саней, пролеток и т.д.)». Она гласит, что «На экипажах и упряжи, признанных комиссией годными к езде по городу, налагается особый знак в присутствии лиц, производящих осмотр, без которого езда по городу воспрещается; одновременно владельцам экипажей выдаются установленные номерные знаки» (п. 7), т.е. кроме номерных знаков, которые просто выдаются, еще налагается особый официальный знак, подтверждающий прохождение осмотра. Также в п. 9 записано: «Помимо предварительного осмотра, все легковые запряжки, двигающиеся по ул. г. Москвы, должны в том же порядке подвергаться периодическому осмотру два раза в году, в сроки устанавливаемые и публикуемые Московским Коммунальным Хозяйством и Адм. Отделом МГИК.». Как видим, сроки осмотра устанавливает именно та организация (МКХ), которая упомянута на пломбах. При этом в инструкции, где изложены правила техосмотра «авто-мото-машин», ни о каких знаках, кроме номерных, не говорится.
Аналогичный осмотр извозчики проходили и в дореволюционное время. Основным законодательным документом, регулировавшим городское самоуправление, в России было Городовое Положение, впервые изданное в 1870 году. В соответствии с ним были созданы городские думы и управы, взявшие на себя управление городским хозяйством, в том числе и извозным промыслом, для чего им было предоставлено право составлять обязательные постановления о производстве извозного промысла. Они также могли устанавливать различные городские сборы, в том числе «с извозного и перевозного промыслов». В новой редакции Городового положения от 1892 г. разрешалось также устанавливать таксу за пользование извозчичьими и другими общественными экипажами, хотя в отдельных городах, например, в Санкт-Петербурге, она устанавливалась и ранее.
В основном городские обязательные постановления содержали примерно одинаковые пункты. Ими, в частности, устанавливался обязательный осмотр извозчиков, их экипажей, лошадей и сбруи два раза в год: в одних городах - в начале весны и зимы, в других (например, в Оренбурге) указывали конкретные месяцы - например, декабрь и апрель. Прошедшие осмотр получали «нумера», а в некоторых городах - также определенные отметки о прохождении осмотра. В частности, в том же Оренбурге «на освидетельствованных экипажах под сиденьем выбивается особо установленный штемпельный знак». В  Костроме и Ярославле «экипажи и сбруя свидетельствовались полицией вместе с членом городской управы, а лошади – ветеринарным врачом два раза в год – в январе и апреле... Одежда кучера, лошади, экипажи и сбруя подвергались освидетельствованию полицией, подтверждением успешного освидетельствования была специальная пломба на экипаже или санях».
А вот в столичных городах, где извозчиков было особенно много, одной отметкой или пломбой не ограничивались. В ежегодных сборниках обязательных постановлений и распоряжений Московской Городской Думы (например, за 1902 год) можно найти приказ по московской городской полиции «Об осмотрах экипажей, лошадей и прочих принадлежностей легкового извозного промысла», где в пункте 7 перечисляются места, куда «прибиваются жестянки, припаиваются пломбы и накладываются штемпеля». В частности, пломбы ставились «на дрожки: на переднем левом крыле, на фартуке, в левом, верхнем углу, на верхе пролетки с левой стороны», а зимой «на сани: на переднем щитке выше жестянки» (то есть пломбы могли крепиться к дереву, металлу, коже или ткани). Делалось это для того, чтобы извозчик работал именно с осмотренной повозкой, упряжью и одеждой, поскольку многие представляли новые и исправные принадлежности только на осмотр, а на работу выходили с негодным снаряжением и в рваной, неопрятной одежде. Естественно, сами извозчики были недовольны таким повышенным вниманием: «На смотр завтра едем, на зад пломбу ставить! Больше и некуда! На шляпе - есть, на кафтане есть, на полости - четыре, в передке - восемь. Чего гоняют людей? Они в управе соскучились деньги за службу получать, так давай извозчиков на копейки метить!..».
Пломба, свидетельствующая о прохождении осмотра, могла датироваться как одним годом (летняя), так и двумя (зимняя; например, в Москве - «1901 - 1902 г.» или в Коломне - «1910\11 г.»). Интересно, что в Санкт-Петербурге не встречаются пломбы с указанием двух лет, как в Москве. Однако в 1903 году и в нечетные годы с 1911 по 1917 встречаются пломбы разной формы, обычно две из трех: треугольная, круглая или квадратная. Да и вообще, форма пломб здесь не настолько разнообразная, как в Москве - кроме вышеупомянутых форм, известны только овальные пломбы 1912 и 1914 года (пломб за четные годы по СПБ вообще известно немного, остальные - круглые). Возможно, зимние пломбы в Санкт-Петербурге отличали от летних просто по форме.
Отметим распространенное убеждение, что эти строгие меры были введены только в 1906 году. Основным источником такого утверждения служит изданная в 2010 году книга В. Руги и А. Кокорева «Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта начала XX века», в которой утверждается: «Для пресечения подмен с 1906 года была введена целая система клеймения средств извозного промысла». Та же фраза приводится в изданной Тамбовским университетом монографии об извозном промысле (стр.35), причем со ссылкой на Городовое положение Санкт-Петербурга от 1895 года! Но каждый может убедиться по ссылке, данной выше, что пломбы и штемпели упоминаются еще в сборнике, в издательских реквизитах которого указано: «Москва, т-во типографии А. И. Мамонтова, 1902». К сожалению, в открытом доступе не нашлось соответствующих нормативных материалов за середину 80-ых годов XIX века, поэтому точно назвать год, когда было введено клеймение и пломбирование повозок, упряжи и одежды извозчиков, мы пока не можем. Однако из того же сборника известно, что еще в 1885 году было принято «Обязательное постановление г. Московскаго Генерал-Губернатора от 9 июля 1885 года об извощиках и кучерах», а в следующем году вышло постановление Московской Городской Думы «О порядке производства извознаго промысла в г. Москве».
А как следует из исторической справки, подготовленной РИА «Новости», «впервые об обязательном осмотре средств передвижения в России заговорили в 1869 г., когда обер-полицмейстером северной столицы были введены в действие правила для извозчиков и правила для содержателей общественных карет. Этими документами полиция обязывалась проводить ежегодный осмотр конных экипажей и выдавать свидетельства на право их использования, устанавливались требования к процессу движения и стоянке транспортных средств, объявлялись санкции к нарушителям в соответствии с действующим законодательством».
Но и до этого власти старались как-то регулировать извозный промысел.
Одно из первых упоминаний московских извозчиков принадлежит поляку Самуилу Маскевичу, служившему в войске гетмана Жолкевского и бывшему в Москве в 1611 году: «На рынке стоят всегда до 200 извощиков, т. е. холопцов с одинакими санями, запряженными в одну лошадь. Кто захочет быть в отдаленной части города, тому лучше нанять извощика, чем идти пешком: за грош он скачет как бешеный, и поминутно кричит во все горло: гис, гис, гис [т.е. берегись]; а народ расступается в обе стороны. В известных местах, извощик останавливается и не везет далее, пока не получит другого гроша. Этим способом он снискивает себе пропитание и не мало платит своему государю» (перевод Н. Г. Устрялова, 1859 г.). О том, какую пошлину платили извозчики, говорит нам Именной Указ Петра I «О сборе пошлин с хомутов» от 1 марта 1700 года [1]: «На Москве и во всех городах с извозчиков с хомутов пошлинное взятье брать по прежним Великого Государя Указам: которые возят тяжелые всякие повозки, по рублю с хомута; а которые возят людей и иные всякие повозки: и с тех имать по полтине с хомута в год, и имать то пошлинное взятье со всяких чинов людей равно, для того, в прошлых годах 150 [1642] году по 188 [1680] год, по указу блаженной памяти Великого Государя, те хомутные пошлины браты также со всяких чинов людей в равенстве же…». Заплатившим пошлину ставили клеймо, или «пятно», на хомут, что указано в Памяти из ратуши земским бурмистрам от 29 ноября 1700: «А буде которые извозчики в городах и на посадах, не запятнав хомутов, и не заплатя пошлин станут извозничать: и их имать и приводить в Земские избы и править пошлины вдвое». В 1753 году пошлина за клеймение хомутов была отменена указом Елизаветы Петровны «Об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов» [2]. Судя по более позднему указу Екатерины II 1762 года [3], с тех пор извозчики не платили в казну ничего, ибо в нем упоминается, что они «довольствуются за извоз не малым платежом и от того получая себе прибытки без всякого с них платежа весьма неумеренные цены за провозы берут». По этому указу в Санкт-Петербурге стали брать с извозчиков по 2 рубля в год, а в Москве и Кронштадте - по рублю, причем деньги эти шли на полицейские расходы, в основном - на пожарные инструменты. На рубеже XVIII - XIX веков доходы, получаемые московским бюджетом с извозчиков за выдаваемые номера, составляли 6600р. в год. При Александре I в 1825 году были установлены акцизы для извозчиков Астрахани и Казани - для первой 3 рубля с каждой лошади в год, для последней же гораздо больше - 10 рублей с лошади для грузовых извозчиков и 25 рублей для легковых [4].
Заботились власти и о внешнем виде извозчиков. Одним из первых примеров этой заботы служит Манифест Екатерины II о сокращении роскоши от 3 апреля 1775 года, в котором, в частности, расписывалось для особ разного класса, кто в каком экипаже должен ездить и какую ливрею носить, к которому был приложен следующий Указ: «Чрез сие запрещается с будущего 1776 года от дня Святыя Пасхи купцам, мещанам и всяким посадским людям иметь кареты, сани, одноколки, роспуски или дрожки вызолоченные или высеребренные или иным чем украшения, окромя одною краской или лаком покрытые; извощичьим же саням или одноколкам быть не иной краски, окромя желтой». В Уставах столичных городов - Москвы и Санкт-Петербурга, утвержденных Павлом I в 1798-1799 годах, полиции предписывалось смотреть, «чтобы упражняющиеся в извозе имели исправные кареты, коляски, сани и одноколки». В конце XVIII - начале XIX века извозчикам также выдавались в полиции билеты на право промысла, в которых были указаны правила, а также требования к внешнему виду извозчика и его снаряжению. И если в петербургском билете от 1794 года регламентируется только вид и цвет одежды и экипажа, то в более позднем московском билете от 1817 года (стр. 13) есть и требование держать снаряжение в хорошем состоянии: «Ездить в каретах, дрожках, роспусках и кованых санях, и глядеть, чтобы все сие было исправное и крепкое, с порядочным конским убором, кушак иметь желтого цвету, и как оное, так кафтан и сапоги иметь крепкие, а не изорванные». Кстати, синий цвет сукна, оставшегося на левой пломбе на фото 4, совпадает с цветом, установленным для второразрядных извозчиков.
В 1912 году в Москве собирались ввести также пломбирование всех допущенных к движению по городу автомобилей, которые представляли к осмотру специальной комиссии с 1 марта по 15 апреля. В Обязательных постановлениях МосГорДумы указано, что «Если Комиссия найдет, что автоматический экипаж вполне удовлетворяет условиям, указанным в настоящих постановлениях, то ею выдается удостоверение... о возможности допустить экипаж к езде, при чем к экипажу прикрепляется соответствующая пломба». Но введение в действие этого параграфа было отложено до 1 апреля 1913 г. К сожалению, неизвестно, успели ли ввести пломбирование машин до начала Первой Мировой, а если успели, то отличались ли эти пломбы от тех, которыми пломбировались извозчики.
После 1917 года аналогичные пломбы вновь появляются лишь в 1920-ые годы, после окончания гражданской войны и создания СССР, когда осмотр извозчиков проводили уже другие органы власти. В Москве это Московское Коммунальное Хозяйство (кстати, две пломбы 1925 года с разными легендами показывают нам, что осмотром и пломбированием в этом году стал ведать его транспортный отдел), а в Ленинграде - Ленинградская губернская инспекция местного транспорта. Последние известные на сегодня пломбы относятся к концу 1920-ых годов.

Источники.
1. Именной Указ Петра I «О сборе пошлин с хомутов» от 1 марта 1700 года. Полное собрание законодательства Российской Империи (далее - ПСЗ РИ), т. IV, стр. 17 - 18
2. Указ Елизаветы Петровны «Об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов». ПСЗ РИ, т. XIII, стр. 947
3. Указ Екатерины II 1762 года О бытии сбору с извозчиков Санктпетербургских по 2. с Московских по 1 р. в год. Указы Всепресветлейшей, Державнейшей, Великой Государыни Императрицы, Екатерины Алексеевны, Самодержицы Всероссийской... стр. 80
4. Высочайше утвержденное мнение Гос.Совета от 16 марта 1825 г. Об устройстве доходов, расходов и Полиции в Астрахани. ПСЗ РИ, т. XL, стр. 168
Высочайше утвержденное мнение Гос.Совета Об устройстве доходов, расходов и Полиции в Казани. ПСЗ РИ, т. XL, стр. 556

(Мини-каталог пломб будет в следующем посте).

___________________________________________________
Статья была впервые опубликована в альманахе "ДЕНЬГА", №3(17), 2016 г.
Здесь публикуется переработанный и дополненный вариант.